• Начальник - абъюзер. Простые техники восстановления после психологического давления

    Что делать, если начальник то, что называем "самодур"? 
    Кричит, обесценивает, давит. Или близкий человек настоящий абъюзер. 
    Самое лучшее - сменить работу, разъехаться с токсичным родственником.
    А если нет возможности?
    Или если новый начальник не лучше?
    Тем более, что агрессоров, абъюзеров и просто истериков может быть сразу не видно.

    Главное, они ищут наши «слабинки», «крючочки», за которые нас можно поймать и раскачать на эмоции. Иногда даже очень стабильный и внутренне уверенный в себе человек попадается. 
    Чтобы не дать им зацепиться, надо выдерживать. А это возможно только из взрослой позиции. Иногда так не просто в ней оставаться, особенно, если такой шеф бьет в болезненный детский опыт! 
    Конечно, хорошо бы этот опыт изменить: почитать книги, послушать лекции или найти специалиста-психотерапевта.


    Но есть некоторые простые упражнения, которые могут помочь, хотя бы на первом рубеже выстроить «оборону». 

    Напишите в коммент или личку, если интересно знать больше. 


    Итак, в соцсетях часто приходится комментировать посты про начальников или родственников, которые постоянно доводят до слез.  
    Хочу рассказать про саморегуляцию и дать посильные упражнения, которые могут помочь на первом этапе справится с внешним давлением. 

    Короткое введение: наши эмоции часто регулируются бессознательными программами. Поэтому, если постоянно эмоции зашкаливают и невозможно справится с ними - нужна помощь, чтобы разобраться, что за программа включилась. 

    Но, можно попробовать простой способ, который знали и народные целители, так называемые "бабки"  и т.п. По научному аффермации или аутотренинг, то есть новая программа. 

    Может сработать, но не обязательно, так как у каждого своя ситуация и некоторым нужно больше. 

    Абъюзер и жертва как бы сливаются в одну систему: он провоцирует эмоциональный отклик жертвы. Это даёт ему внутреннее спокойствие. На время. 

    Задача: как бы «отделиться» от абъюзера, безопасно для себя.

    Простое "заклинание" или "аффермация" или "задача бессознательному" может помочь. 

    Во время или после неприятного разговора говорите про себя, мысленно обращаясь к давящему собеседнику: 

    «Все свое забери себе! Все мое оставь мне!" Это говорите про себя во время и после "вредного воздействия". Могут быть варианты: "Забери назад свою энергию", "Возвращаю тебе твой вред" или что-то подобное. 

    То есть вы осуществляете выстраивание внутренних границ. 

    При этом в реальной коммуникации с человеком в гневе действует уже другое правило: наоборот, чтобы успокоился нападавший, надо как бы присоединиться к его чувству, дать понять, что вы поняли его возмущение и на его стороне, вы не противник с которым надо бороться. 

    А вот абъюзер скорее всего не остановится - ведь его задача: как раз найти врага, но не сильного, который может дать отпор, а более слабого, которого проще вывести из себя. 

    Если это происходит в рабочем процессе, возможно, поможет ваше спокойное согласие и принятие ответственности: «Да, это была ошибка», а затем конкретный вопрос: «А что конкретно я должна сейчас сделать, чтобы исправить ситуацию?». Или так «Что вы хотите сейчас от меня конкретно?».
    Еще помогает повторить его слова "да, это действительно возмутительно!" Или что там он говорит. 

    Но проблема в том, что обычно во время «нападения» жертва попадает в детскую позицию в рамках которой сложно сохранить спокойствие. 

    А для успокоения абъюзера нужна Родительская позиция. 

    Поэтому, если вы чувствуете бессилие и нет возможности коммуникации без ущерба для себя, попробуйте представить стеклянную стену между вами, чтобы сохранить свою психическую энергию.

    А если не получается - убегайте!

     

    И восстанавливайтесь в безопасном месте с помощью упражнения "разъединения", см  выше. 

     

    Существуют и другие техники противостояния давлению и по восстановлению границ. 
    Важно помнить, что наши внутренние границы - это противодействие стрессу и эмоциональная стабильность, от которой часто зависит гормональный фон, а значит и физическое здоровье.


  • Детское «не могу!» в ответ на взрослое «надо!» Как быть, когда мотивация "Будь сильным!" не работает. Часть 1я

    Часто молодые мамы дошкольников и младших школьников сталкиваются с вопросом: Что произошло с моим ребенком, вдруг? Был послушный мальчик (девочка) и... как подменили. Например, ко мне обратилась мама первоклассника с непониманием ситуации, которая по ее словам произошла вдруг. Обычно ее мальчик с удовольствием бежал на занятие по спорту. Однако, в последнее время его приходилось уговаривать каждый раз. Ребенок мог даже горько заплакать, или пожаловаться, что он не хочет на спорт вообще и больше не пойдет. А когда родители пытались настоять заявил, что все хотят его смерти. Маме приходилось самой собирать вещи ребенка, практически насильно одевать, и с уговорами или скандалом буквально «вытаскивать» из дома.

    На мой вопрос, как он ведет себя в других случаях, если надо идти , например, гулять или на другие занятия, мама отвечает, что так только с этим конкретным. Хотя раньше такого не наблюдалось, и сам по себе спорт доставляет ребенку удовольствие. Даже тренер говорит, что у мальчика есть способности.

    Какие методы родители обычно применяют в такой ситуации? Например, мотивацию. Стараются объяснить почему именно это занятие важно для ребенка, если не сейчас, то в будущем точно! Мотивация сама по себе - это важная часть воспитания. Конечно, объяснять, что случиться в той или иной ситуации важно. Однако, есть "подводные камни" того, что и как мы, взрослые, транслируем ребенку. Очень важно понимать все контексты  смысла, которые ребенок может "услышать" в полезных и важных мотивационных посланиях.

    Часто нам кажется, что идея «Ты должен заниматься спортом, чтобы стать сильным!» - наилучшая мотивация, которая должна сработать. Однако, бывает, что родитель начинает эту фразу словами: «Посмотри какой ты хлюпик!» или «Вот у соседей Колька такой крутой – не то, что ты! Тебе надо много заниматься, чтобы быть такой, как он.»  Родителю кажется, что всякий, кто услышит, что кто-то преуспел больше него, сразу станет прикладывать все силы, чтобы догнать и перегнать. Такого рода убеждения были ведущими в воспитании, например, советского школьника. Наши бабушки и дедушки привыкли участвовать в соц.соревнованиях и смотрах, когда победа давала участникам возможность продвинуться по социальной лестнице. Но не все понимают, что с другой стороны, постоянно сравнивать ребенка с авторитетами или другими детьми может быть просто обидно! Он может воспринять это сравнение, как обесценивание. В этом случае и ребенок слышит, что он не достаточно хорош для говорящего. При этом, если это говорит Значимый Взрослый (то есть взрослый от которого фактически зависит благополучие и жизнь ребенка: родитель, бабушка или тот, кто выполняет их роль, например, няня или другой персонал по уходу за ребенком), то он не достаточно хорош для этого мира вообще. Именно потому, что Значимый Взрослый на определенном этапе развития может готовить ребенка к контакту с миром. И каково отношение родителей и малышей, как они будут воспринимать друг друга, заложит сценарий последующего отношения ребенка к всему социуму. Можно сказать, что и взрослые при определенных условиях могут чувствовать себя также, как раньше, в детстве, когда были заложены эти отношения. Фактически эмоционально реагируя на ситуацию, как ребенок. Поэтому формулировка «надо быть сильным!» тоже может восприниматься и взрослым, и ребенком, как указание на его несовершенство на не приятие его, на любовь к нему только при определенных условиях. Такая позиция может рождать страх или тревожное состояние «вдруг я не смогу соответствовать», которое сохранится во взрослом возрасте и в конце концов, возможно, приведет к тревожности, а порою и депрессии с непонятными для окружающих причинами.

    Возможно, на спортивном занятии кто-то, например, сам тренер поступает также: сравнивает детей, обесценивает. Возможно, это происходит в детском коллективе между детьми. Самый тяжелый случай, если ребенок в группе подвергается буллингу, но по какой-то причине не может рассказать об этом взрослым. Родители могут, не понимая причин отказа от посещения секции, фактически не оставлять ребенку выбора: если он пойдет, то подвергнется серьезному испытанию (обесценивание, буллинг, возможно насмешки или что-то еще), а если не пойдет, то ему грозит отвержение. Ведь, как он думает, он такой, какой есть несовершенный, недостаточно сильный, грустный, или, например, злой на себя от всей этой ситуации, родителю не нужен. А вот другой, как например, соседский Колька, папа, дедушка, Гагарин, герой войны или еще кто-то из авторитетов, с которыми его сравнивают, тот Другой нужен.

    Бывает также, что ребенок не говорит о проблемах коллектива, потому что боится открытого вмешательства мамы или папы, в таком случае его могут перестать уважать в коллективе.

    Если такого рода конфликт «лже-мотиваций» сопровождает ребенка постоянно, могут возникать и мысли «об уходе», как об избавлении от невыносимой ситуации. Ребенок в таком возрасте уже переживает вопросы, связанные с уходом из жизни, он начинает задумываться о том, что такое смерть и что такое жизнь. В таком случае мотив «вы все хотите моей смерти» или «лучше бы я не рождался» может звучать, как сигнал, что ребенок не видит выхода из ситуации, которую хочет прекратить.  Что делать? Для начала понять что действительно происходит на секции. Спросить тренера, понаблюдать за общением в коллективе, если это возможно, поговорить с супругом, если он тоже пользуется такой обесценивающей «мотивацией» или поговорить с ребенком начистоту. Только необходимо соблюдать правило «Я-сообщения»: формулировать фразы так, чтобы они начинались на «я»  или «мне», а не на «ты», когда получается, что он снова «неправильный».

    Затем спросите себя: зачем вы хотите, чтобы ребенок занимался именно в этой секции?  Может и вас интересуют только результаты любой ценой или вам хотелось, чтобы ребенок реализовал вашу мечту, потому что в силу обстоятельств у вас не получилось? На сколько вы хотите рискнуть эмоциональным, да и физическим здоровьем вашего ребенка ради своего удовлетворения, своего успокоения, ради реализации своих интересов?

    В случае моей клиентки было именно так: завышенные требования, перфекционизм и обесценивание результатов со стороны одного из близких привели ктому, что ребенок "попал в ловушку". Ему казалось, что если он не будет выигрывать каждое занятие, не станет лучшим, его перестанут считать членом семьи. Веру в себя мальчику удалось вернуть. Это произошло вопреки «мотивации» «Будь лучшим!»,  через принятие и веру в него родных: «Мы тебя любим не за спортивные достижения!», «У тебя получится!».

    Хочется сказать в конце, перефразируя известное изречение: "О спорт! Ты мир, доверие и принятие!" Мир - миру. Доверие - себе. Принятие - близкими.

     


  • Берег утопии Капитана Фантастик. Взгляд психолога на фильм (2016 г.). Часть1. Чужие.

    Ночь. Кладбище. Разрытая свежая могила. Дети разного возраста вытаскивают гроб дорогой отделки и уносят под свет фонариков...

    Это должно быть отвратительно, только не в фильме, полном любви, достоинства и уважения к свободе человека. 

    Свобода, ценности, правила жизни; общество и природа человека, табу и нарушение правил, что такое человечность, как расти и становиться взрослым, как передавать опыт, как продолжать семейные традиции и искать свой путь; мудрость и опыт, мужская инициация, травма потери и ее проживание, свобода вероисповедания и жизненного уклада - все эти темы выразительно, красочно и бережно поднимаются и раскрываются с неожиданной стороны в фильме Капитан Фантастик (режиссёр Мэтт Росс, 2016). А вообще в целом фильм про человеческое достоинство и силу любви, с убедительной и легкой игрой актеров, с выразительной операторской работой: красивейшими пейзажами и волшебным светом. Фильм ставит вопросы, побуждает зрителя думать, переворачивает симпатии и заставляет искать свои решения.

    Фантастический сюжет про альтернативное общество в рамках одной семьи, которая много  лет живет в стороне от цивилизации. В центре повествования отец Бен Кэш  (Вигго Мортенсен) и шестеро детей, выросших в рамках теории воспитания Спока и привыкших быть самостоятельными с самого рождения, выживать в сложных условиях без цивилизации: добывать себе еду, находить путь по звездам, лазать по отвесным скалам, охотиться, разводить огонь. Но эти Маугли отличаются невероятной образованностью в классическом понимании: родители учат их на уровне мировых университетов по известным книгам классиков философии, права, теоретической физики, истории, лингвистики, дети знают иностранные языки, даже эсперанто. Они не просто автоматически заучивают, не вникая, как во многом принято сегодня, а учатся думать, понимать и вести дискуссию, отстаивая свое мнение. Родители… В начале фильма мы видим только отца, но постоянно чувствуется, что-то трагичное, связанное с мамой. В этом и будет основной конфликт: правильно ли все, что было сделано, и кто виноват, что утопии самоизоляции пришлось столкнутся с реальным и несовершенным внешним миром господства корпораций и торжества капиталистических ценностей и реальной человеческой трагедией.

    Можно было бы снять подобный сюжет, как противопоставление «потерянного первобытного рая» обществу потребления. В философии главного героя есть такая тема. Однако и его стратегия выдаёт в итоге тупиковый ценностный результат: прятаться от общества в джунглях, обучать детей стойкости, самообороне, охоте на диких животных, разделыванию освежеванию туш, пошиву одежд из шкур, ползанию по скалам и при этом философской мудрости и последним достижениям современной научной мысли, для чего? В чем смысл аскетической жизни одной семьи вдали от цивилизации?

    Получается, что непохожесть на других и поддерживание этой исключительной привелегии, как опознавательного знака "свой-чужой", накладывает главное ограничение: "кто не с нами, тот против нас!". Быть «как все» тоже может быть вызовом в обществе где правит исключение из правил,  праздновать Рождество, а не день рождения Хомского. И тогда все и тело и душа может быть подчинено правилам, не правилам общества, а правилам жизни вне этого общества, правилам исключительной семьи. 

    Из-за недостаточной социализации и непонимания простых - не книжных - человеческих взаимоотношений дети могут стать изгоями, фриками для основной массы людей. И что тогда?Прятаться вечно? Об этом эпизод с предложением руки и сердца первой встречной девушке. Случайная встреча, первый контакт с живым человеком противоположного пола, раскрывает пропасть между старшим сыном Бэна, со странным несуществующим именем Бодеван (Джордан Маккейн), типа советского составленного из Маркса, Энгельса и других вождей революции, такого Маугли с философским образованием, и обычным подростком, смотревшим сериал Стар Трек, не подозревающим, что Спок - это не персонаж сериала, а учёный. Девушка и ее мама думают, что он так сложно и интеллегентно шутит. Но самому герою не до шуток. Бодеван понимает свой промах и страдает. Эти вопросы, как обвинение бросает он в момент крайнего горя отцу. Получается в результате такое же насилие над человеческой природой: "человеку нужен человек", а не борьба со стихией или мертвые знания. Так зачем все? В середине фильма главный герой, Бен, проговаривается ради чего все так вышло - ради неё, ради любимой женщины, чтобы ее спасти от себя самой, чтобы ей, по сценарию больной биполярным расстройством, было легче. Хотел спасти, но это была лишь отсрочка.

    Фильм  о прощании и  прощении. И о примирении разных точек зрения, не в плане договорились, и признали правоту компромиса, а в плане проживания: прошли по разным этапам, прожили другую версию, и вернулись к себе, к своей утопии, на свою ферму. Место счастья - не «джунгли» (то есть лес), но и не богатый дом дедушки в  центре цивилизации, это нечто среднее. Можно было показать непримиримость закона, торжество цивилизационного общества, которое точно знает, что ребёнку лучше. Но фильм тоньше, и в этом его гениальность: крайние точки не принесут счастья, и фильм про прощание. Как пройти прощание с близким, исполнить ли его волю, если она противоречит традициям или воле родителей. Как перед лицом смерти найти прощение в душе.

    Несмотря на воспитание по Споку (кто помнит, довольно жесткое, даже порой жестокое), в душе отца и в душах детей есть любовь понимание и нежность, и поддержка несмотря на порой тяжелые сцены. Например, средний сын Реллиан (Николас Хэмилтон) повредил руку о скалу на плановой тренировке в экстремальных условиях реальной природы. Несмотря на опасность ситуации для здоровья ребенка ему пришлось терпеть и цепляться за уступы, превозмогая боль, под почти жестокие слова отца: «никто тебя не спасет». Так может быть воспитана жестокость и отрицание телесных потребностей. Сын будет бунтовать. И отец, вытесняющий поначалу свои эмоции, тоже в конце концов покажет себя человечным.

    Главная утопия фильма: в изоляции от отбщества уважением, честностью можно воспитать достойных искренних и сильных физически и психически людей, которые уникальны и независимы от внешнего мира.   Проверка наступает в виде жестокого испытания потерей.  В этот момент важно, что взрослый выдерживает эмоции, такие сильные, как, например, гнев, даже когда подросток бросается на него с ножом, в гневе своего бессилия перед величием и безысходностью потери. Но это спокойствие не должно быть "замороженным" и отстраненным. Принятие горя - это активное сопереживание с объятьями и проговариванием чувств. Крайне вредно, если реализуется то, что во многих семьях или культурах кажется незыблемым правилом: "мальчики не плучут", "женщина должна быть сильной". С таких формулировок или родовых посланий начинаются большие искажения жизненного сценария, запрещающие человеку быть собой (женщиной, мужчиной, ребенком).

    Уважение к ребёнку и его мнению, уважение к окружающим, вот что ценно, как идея в этом фильме. Показательна сцена когда семья музицирует, и отец задаёт тему, но Реллиан, младший подросток, хочет играть свой ритм, и отец разрешает ему стать главным в этой мелодии. Важное умение разрешить мальчику проявиться, уважать его, уважать его мнение и уважать его хобби, даже если оно неоднозначно, как у младшего (в его шалаше алтарь с черепами и портретом диктатора Полпота). Как арт-терапевт могу сказать, что такого рода арт-объекты могут помогать детям справится со страхом угрозы безопасности, страхом смерти. Запрещать такого рода арт-активность, значит лишать ребенка самоподдержки, загонять проблему внутрь, на психосоматический уровень.

    Вся жизнь в изоляции может быть интерпретирована, как попытка защитится от мира, преодолеть опасность общества, совладать с опасностью физической, борясь с природой и побеждая ее. Отец эмоционально говорит детям, которые хотят вернуться в цивилизацию, что мир опасен. Он прямо кричит об этом. Угроза, от которой он бежал в лес внезапно стала реальной -  дедушка  хочет забрать внуков, а его, их отца, мужа своей, дочери посадить в тюрьму. Фильм и про вызовы жизни, про то, что важно не предавать свои убеждения, даже, когда кажется, что ничего нельзя поделать, не сдаваться. 

    Ещё фильм про горевание и проживание потери и про то, как важны живым ритуалы прощания. И как важно проживать гнев, не замыкая его в себе, но чтобы был человек, который может выдержать эту эмоцию в другом, особенно, если этот другой – ребенок.

    Я плакала, когда девочки пели, прощаясь с мамой. В каждом из нас может жить опыт расставания. Иногда это может быть очень ранний и более болезненный опыт, когда не было ритуала прощания, просто потому, что малыш был мал или обстоятельства не дали эту возможность.

     Как Арт-терапевт и психолог могу поделиться простым упражнением самопомощи в такой момент: можно сказать себе « я с тобой» обнять себя за плечи, чтобы поддержать того малыша, телесный опыт которого может вызывать слёзы и безысходные чувства. Станет легче.

     Мы не можем не расставаться. Это другая сторона жизни. Отпускать - это великое свойство человеческой природы, оно чаще всего реализуется через ритуалы, поддержку, музыку, объятия. Слова тоже важны. Нельзя молчать о смерти, надо говорить, говорить честно, но не жестоко, и детям можно давать опыт расставания, но только через выдерживание их эмоций. Об этом эпизод за ужином в семье друзей. Подросток другой семьи спросил родителей, где тетя, мама гостей.  Родители не смогли объяснить, что случилось с их подругой. Долго подбирали слова, не могли произнести "покончила собой", заменяли эту фразу на "долго болела". Скорее всего  они сами не смогли прожить этот опыт в свое время. Мама спросившего мальчика, хозяйка дома, прослезилась и ушла наверх. В такой ситуации ребёнок вынужден брать на себя эмоцию взрослого. В этом случае, наоборот, как бы роли меняются: уже он, мамыш, еще не имеющий опыта потери, вынужден стать контейнером состояния родителя. Теперь он тоже переживает, не зная, как справится с таким чувством. Таким образом может происходить передача психо-травмы. 

    Сильная по эмоциональности и философской наполненности сцена в конце фильма в аэропорту - отец даёт напутствие старшему сыну.  Хорошо бы запомнить эти слова, как формулу и дать возможность произнести их нашим мужчинам и услышать нашим женщинам, как терапевтические: «Не изменяй своим принципам смакуй каждый миг смелей иди на встречу приключениям, время проходит быстро…». 

    Все закончилось на чудесной ферме, дети, собрав осенний урожай в залитой солнцем теплице и свежие яйца, практически из-под несушек, ждут школьный автобус. Можно подумать, что, наконец, компромис найден: и не город, и не лес. Возможно, вот главная мысль создателей фильма: нас спасёт возвращение на фермы, к истинной природе, но все же без крайностей. Золотая середина, берег утопии –небольшая загородная ферма, залитый солнцем деревенский дом или дача.  

    Это мог бы быть фильм обвиняющий, клеймящий корпорации, современное общество потребления, фильм-памфлет, или фильм пародия или драма. Но фильм получился теплый, с доверительной, принимающей интонацией. Есть настоящее боевое оружие, которое два раза угрожало жизни главных героев, можно даже сказать, что происходила символическая дуэль между мужчинами разных поколений, есть опасные для жизни героев эпизоды, травмы, чуть не закончившиеся трагично, но это лишь предупреждение Вселенной или Творца, кто во что верит. И даже сцена на кладбище не трагичнее, чем веселая «операция»  «Освобождение продуктов» в супермаркете. 

     


  • Берег утопии Капитана Фантастик. Взгляд психолога на фильм (2016 г.). Часть 2я. Свобода и ее границы.

    P.S. Далее хочу поделиться анализом ещё одной линии, о которой открыто говорить не принято.

    Вопрос о свободе в этом фильме неизбежно сталкивается с вопросом о телесной свободе: я и мое тело, имею ли я право чувствовать? На мой взгляд именно этот вопрос не смогла разрешить главная героиня, оставшаяся за кадром - мать семейства. Именно это лишило ее жизни. И мы приходим к главной теме фильма: вопрос границ. На сколько нарушение границ допустимо для ребёнка, общества, семьи? И где та грань, когда нарушение общественных табу допустимо, а где будет требовать собственной табуированности - иначе разрушение и смерть. Отношение к телесному вот основная мысль фильма на мой взгляд. «Оденься, мы же едим!» Так главный герой учит ребёнка в начале фильма, а ребенок его потом, когда они уже в общественном месте и появление голого отца из треллера смущает случайных прохожих. Понятно, что нагота в этой семье нормальное явление, но есть границы, когда и она табуированна, например, в городской публичной среде.

    Тема границ телесности и осознание права на чувствование своего тела постоянно, но достаточно завуалированно звучит в фильме: тренировки на гране физических возможностей детей, пренебрежение опасностью, и отрицание боли при травмах итд.  приводит к угрозе жизни одной из дочерей. Но даже это можно трактовать двояко: угроза жизни пришла не из дикой природы, а потому что треснула черепица - творение рук человека. Получается, действительно мир за пределами леса опаснее? И снова про границы: травма произошла, когда семья не смирилась с желанием среднего сына самому распоряжаться собой и своим телом - остаться в доме деда. 

    И самая сильная идея тоже связана с правом на свободу распоряжаться телом: возможно ли человеку реализовать свою волю на погребение так , как он это понимает. Для родственников воля спустить прах в общественный унитаз звучит кощунственно. Почему именно унитаз? Почему не водопад или море? На мой взгляд, это тоже противоречие, которое привело маму семейства к решению уйти: пренебрежение телесностью, женственностью, ирония на гране мазохисского самоуничтожения с одной стороны, идея об исключительности с другой. Хотя сценарий написан мужчиной и вряд ли в этом эпизоде он имел в виду сложный психологический подтекст. Скорее это провокация для зрителя - попытка иронизировать и над идеей торжественно развеять прах, как принято.

    • Другие важные вопросы, связанное с телом: на сколько детям можно говорить о сексе открыто и какими словами? Возможно ли откровенное обсуждение романа Лолита в присутствии младших детей или правы цензоры, которые вводят ограничения 16+? На мой взгляд, объяснения с особыми физиологическими точностями в младшем возрасте не нужны, как и недомолвки "вырастишь - поймешь!" и «демонизация» вопроса "фууу! Какой ты пошлый!". Излишняя эмоциональность, стыд родительской реакции может подогреть интерес, или сформировать отношение к этой части телесного опыта, как к чему-то плохому. И потом может быть трудно вернуть естественность в вопросы телесности и интимной сферы. «Когда у тебя будет первый секс с женщиной , будь нежен и отнесись с уважением слушай ее». Слова звучат, как прощальное напутствие, отпуская в мир, от которого он его и остальных пять братьев и сестер оберегал столько лет. Но это и те слова, которые являются инициацией мужчины, наряду с инициацией "убить оленя", которую сын проходит в начале фильма.

      В чем главная утопия этой семейной системы? Не все табу можно нарушать без последствий. Так изолированность некоторых примитивных обществ и семей иногда приводит  к нарушению табу на интимные отношения между членами одной семьи и вырождению. По иронии судьбы, как кажется на первый взгляд, семья Бена покидает свой берег утопии, когда старший ребёнок достигает половой зрелости. Возможно, мать, понимая или интуитивно чувствуя, что дальше невозможно поддерживать изоляцию семьи без угрозы нарушения табу родственных связей, или психологической "потери" личностной идентичности, уходит сама, но продолжает готовить старшего сына к жизни в обществе (помогает ему поступить в престижные учебные заведения). 

    • Вывод, который можно сделать: взросление детей неизбежно приводит к их половому созреванию. Для родителей дети могут остаться детьми, однако, если родители не готовы их "отпустить", создать необходимые условия, в которых они смогут реализовать свою потребность в создании своей отдельной семьи, то и процесса выделения ребенка в отдельную личность не будет. Иногда родители боятся созревания подростков и начинают относится к ним нарочито грубо.  Это может привести и к физиологическим нарушениям (у девочек могут возникнуть геникологические нарушения, крайняя степень - бесплодие) и ко многим психологическим проблемам во взрослом возрасте. В фильме как раз показано, как надо относиться к взрослым детям - с такой же нежностью, как и к младшим. (Только не ищите в фильме эротику - никакой черной кошки в темной комнате нет и не было. Фильм целомудрен от начала до конца) .

      Возможно именно это противоречие жена главного героя не смогла выдержать: с одной стороны, защитить детей от мира, с другой отпустить в мир.  В юности она сама ушла из семьи от, скорее всего, достаточно жесткого и консервативного отца. В фильме из контекста диалогов было понятно, что отец не одобрил ее брак с «хиппи» и не хотел ее отпускать из родительского дома. Возможно именно это противоречие: жесткий отец, мама, которая не смогла защитить ее потребность реализовать свою волю, и стало толчком для болезни.

      Все же фильм больше о Пути Героя. О становлении мужественности. И важно понять, что мужчина хочет быть искренним, нежным и это не слабость, а сила, которая может стать уверенностью в себе, если женщина поддержит, а более "высокопоставленный" в семейной иерархии мужчина примет, не подавляя.

    •  Родителям, особенно родителям мальчиков-подростков  или предполросткового возраста рекомендую к просмотру. Если сразу вам сложно посмотреть весь фильм - захватывают эмоции, возникает сопротивление, внутренний протест или тревога, смотрите по частям. Можно даже с перерывами в один-два дня. После первого такого просмотра подождите еще несколько дней или неделю и попробуйте еще раз, но уже целиком или в двух частях. Только, если вы спокойно выдерживаете (не возмущаетесь, не рыдаете, "заморозка" или "вытеснение" чувств не считается), только в этом случае можно смотреть вместе с взрослыми детьми (на афише стоит18+, поэтому я лично не имею право рекомендовать просмотр с подростками младше 18ти, хотя нашим детям сейчас доступен интернет, а там...! Поэтому каждый родитель решает сам: готов ли с особой осторожностью  и под свою ответственность, чтобы помочь ребенку разобраться или лучше подождать).

       


  • Эхо войны в наших страхах. Одна из причин непонятной тревоги.

    Сегодня прочла дискуссию в комментах группы «Протокол Коимбра» про тревогу. Один человек описывал, что ему трудно стравиться с немотивированной тревогой, которая не оставляет его даже, когда он делает обычную работу по дому: несёт тарелку (справедливости ради уточню, что люди, участвующие в дискуссии, лечат и успешно очень сложную болезнь, которая считается неизлечимой - рассеянный склероз - поэтому нельзя сказать, что тревога вообще немотивированная). Оппонент говорил, что наше поколение не знает , что такое настоящая тревога, например, тревога за жизнь во время войны, или страх приговорённого в концлагере. 

    Сочувствую, и понимаю обе стороны. Можно нести тарелку и чувствовать себя, как в ситуации опасной для жизни: как будто на расстрел идёшь. Уважаю людей, которые не сдаются, берут своё здоровье в свои руки и побеждают болезнь! Но тревога может быть постоянным фоном и в случае человека, который относительно здоров, имеет работу, семью и, кажется, ему ничего не угрожает.

    Изучаю вопрос тревоги, страхов, панических атак и тд, как специалист уже несколько лет. В качестве психолога и Арт-терапевта работаю с эмоциональной сферой, методом ЭОТ (эмоционально-образная терапия), в том числе с психосоматикой. Есть несколько теорий, которые объясняют немотивированную тревогу и ее «отклик» в теле в виде симптомов и болезней, работой бессознательных программ (об этом говорили многие имена в психоанализе, Сонди, Райх, Александер, основатели других направлений, например, Берн и Гульдинги, и др). И в этой дискуссии правы, как ни странно, и те, кто вспоминает об ужасах войны.

    Дело в том, что многие программы, особенно те, которые были связаны с опасностью для жизни, могут передаваться последующим поколениям. И тогда точно человек не будет понимать откуда эта тревога: источник тревоги, например, вражеский налёт или засада или снайпер, обусловил эмоциональную реакцию дедушки или бабушки, а тревога проявилась у внуков. У самой была история про «эхо войны», когда моя тревога, вместе с соматической реакцией: спазмы и дрожь, оказалась ужасом бабушки, наблюдавшей повешенье девочки-подростка, которую фашисты обьявили партизанкой. Благодаря технологии ЭОТ мне удалось поменять программу, как говорят «отпустить» историю бабушки, и тревога с симптоматикой ушла навсегда. У многих людей, с которыми работаю, проявляются такие программы предков. Хотя бывает, что программа тревоги, панических атак связана со страхом смерти и потери, которую сам человек испытал в очень раннем возрасте и сработал механизм психологической защиты: мозг вытеснил в бессознательное всю историю. Например, есть случай, когда страх перед публичными выступлениями (тоже с симптомами спазмов внизу живота) оказался связан с тем, что младенца сильно запеленали, и он почти не дышал. Это «увидела» пациентка в работе с психосоматикой (гиперфункция щитовидной железы) . Есть много интересных историй про реакции тела на стресс и связи тревоги с бессознательными программами, главное, что это можно «посмотреть» или «раскрыть», специальными техниками работы с образами симптома или чувства, которые строятся на медитативных техниках. Представить симптом, представить свою тревогу, «поговорить» с образами, как в театре или как бы читая фантастическую книгу. 

    А вот что мы передадим дальше? Страх перед незнакомцами  на улице и в магазине: "а вдруг заразный?", страх больших скоплений людей, походом в музей и дружескими объятьями? Страх летать самолетами и планировать отпуск на зарубежном курорте? Или тревогу остаться без работы из-за карантина? Когда мы вернемся к безопасному миру? Может после всеобщей вакцинации? А может сосредоточиться на том, чтобы научить последующие поколения быть здоровыми? Укреплять иммунитет так, чтобы братья наши меньшие вирусы и бактерии были наши друзья, чтобы не надо было убивать самых агрессивных антибиотиками, а за одно и наших лучших друзей - микробиом или микробиоту - полезные бактерии пищеварительной системы и кишечника, которые живут в симбиозе с нами и защищают нас? Может дать возможность следующим поколениям самим решать какие технологии развивать: искать «волшебную» таблетку или жить так, чтобы потом лекарства не понадобились?



Cart

    Website Created & Hosted by Website.com Website Builder